За детей минздрав ответственности не несет

За детей минздрав ответственности не несет

Мы все уже как-то привыкли к хамоватым надписям типа «Ваши вещи — ваша ответственность»

Про то, что администрация, какая бы она ни была, никогда и ни за что никакой ответственности не несет. Но как быть, когда такой подход, судя по последним событиям, проявляется в больницах Новосибирска? Когда результат такой безответственности — смерть ребенка…

Две чудовищные трагедии произошли в Новосибирске практически одновременно.

Ранним утром 21 января в городской детской клинической больнице скорой помощи скончалась семилетняя девочка. У ребенка было неврологическое заболевание, похожее на ДЦП — девочке было трудно долго и далеко ходить. После Нового года ей стало хуже. Их с мамой увезли в больницу, но назначенное ребенку лечение не помогало. В течение полутора суток у девочки случилось восемь приступов эпилепсии, которых прежде ее мама Елена Лашко не наблюдала.

При этом медики, по словам женщины, бездействовали. Только когда она сама дозвонилась до лечащего врача и та скорректировала лечение, приступы на время прекратились. Но анализы были неутешительны. Ребенка собирались перевозить в клинику Мешалкина, но девочка не дожила до этого момента. Под утро 21 января у нее случился еще один приступ — она перестала дышать. Елена вызвала медсестру, которая заявила, что ребенок спит. Больше девочка не просыпалась.

«Скорая приехала поздно. Ей не могли поставить адреналин, так как его НЕ БЫЛО, сделали массаж сердца. Если бы врачи были внимательнее и было бы отделение реанимации, ее бы спасли», — считает Елена Лашко.

Почти одновременно не стало двухлетней Аделины. У ребенка после йогурта разболелся живот, началась рвота. А наутро она умерла в больнице. Причем сначала ребенка привезли в больницу №3 на Красном проспекте. Там выяснили, что у ребенка высокий сахар, но инсулин так и не поставили.

Как рассказала порталу НГС мама девочки Елена Кинчарова, «врач больницы №3 сказал, что у Аделины диабет первого типа  и что ИНСУЛИН НАХОДИТСЯ В РЕАНИМАЦИИ, НО ОНА ЗАКРЫТА, поэтому нет возможности поставить, и что все сделают в другой больнице». После маму с девочкой увезли в детскую больницу №1 на Вертковской, где женщине заявили, что их должны были увезти в Мочище, но согласились оставить до утра — часы к тому моменту показывали уже час ночи. Однако маму в реанимацию не пустили. А утром родителям сообщили, что у их дочери остановилось сердце.

Причем, по словам матери девочки, лично им сообщили время смерти пять часов утра, а в свидетельстве о смерти было указано 06:45. Вся голова у ребенка была в синяках, а тело ее окостенело будто она впала в сахарную кому перед смертью, говорит женщина. Она также выяснила, что инсулин девочка дождалась только в три часа ночи, когда сахар поднялся уже до 20.

Особое мнение

Минздрав уверяет, что в обоих случаев врачи делали все возможное. Однако общественница Дарья Макарова, 10 лет назад потерявшая сына при схожих обстоятельствах, уверена — минздрав наступает на старые грабли. Свое мнение о происходящем она выразила на своей странице в Facebook. Мы приведем его здесь с незначительными сокращениями.

«Так нельзя, ребята из минздрава. То, что вы делаете — это преступление против системы здравоохранения. Мне пришлось несколько лет разбираться с тем дерьмом, которое вы выдали в СМИ обо мне и о моем сыне. Сейчас вы повторяете эти ошибки. Зачем? Какими инструкциями вы там пользуетесь? Кто вас этому обучил?

И как обычно — причина смерти неизвестна (десять лет я задаю себе вопрос — от чего и почему умер мой сын). Я уверена, что сейчас начнут обвинять родителей в смерти девочки. СК выкрутят маме кишки, как это было со мной (да, меня обвиняли в смерти моего сына), сделают все, чтобы она закрыла дело.

У нас СК никогда не будет раскручивать дело против системы, сами же в ней, слабаки и трусы! Им проще врачей закошмарить и бедных родителей, чем реально разобраться в ситуации. Например, почему инсулина нет в скоряке? Что значит «инсулин в реанимации, а она закрыта»?

И главное — НИКТО НЕ ПОГОВОРИЛ с мамой! Я по себе знаю, как это страшно — быть в информационном вакууме, а твой ребенок в тяжелом состоянии где-то далеко. Это невыносимо! Это пытка. И в нашей стране это норма.

Я несколько лет разбиралась в устройстве системы здравоохранения в Н-ске и НСО, сравнивала с другими регионами. Теперь я с уверенностью говорю, что черная дыра российского здравоохранения — в Новосибирске. Это факт! У нас собраны худшие представители управления здравоохранением в стране! Эти люди — вредители, и на них лежит ответственность за смерти множества пациентов!»

Что дальше?

Но где оргвыводы и кадровые решения, начиная с руководителя отрасли в регионе? Замглавы федерального минздрава, краснодипломница НГТУ, снята с должности за одно только косноязычие, председатель горсовета Керчи пишет «по собственному» за неуместный и неумелый «хлебный» пиар с блокадниками в главной роли. Целого губернатора (в Чувашии) президент снимает после призывов «мочить» журналистов и издевательства над офицером МЧС. Все это мерзко, гадко, но не трагично — никто, к счастью, не умер. А кто ответит за две детские смерти, ставшие, пусть отчасти, следствием бардака в областной системе здравоохранения? Как это нет адреналина, нет инсулина, реанимации нет!? А что вообще есть, кроме полного безразличия и безответственности за вверенные жизни…

Павел Быковских

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить комментарий
Комментариев еще нет.

Добавить комментарий

  1. Опубликовать комментарий от имени гостя. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь на сайте.
Вложения (0 / 3)
Ваше местоположение: